Крайняя необходимость в уголовном праве

Новости Правовой ликбез, обращения граждан

Уполномоченный по правам человека в ДНР разъясняет правовые особенности крайней необходимости, как деяния, которое исключает уголовное преследование.

Согласно ч. 1 ст. 38 УК ДНР не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.

Уголовный закон предусматривает возможность правомерного нанесения вреда невиновным лицам, обществу, государству, однако при наличии совокупности факторов, которые будут указывать на то, что поступить иначе не представлялось возможным. То есть, обстоятельства сложились таким образом, что причинение определенного вреда было обоснованным и предотвратило возникновение иных, ещё более негативных последствий. Но законность совершения деяния, подпадающего под признаки крайней необходимости, и соответственно, исключающего преступность деяния, имеет свои уголовно–правовые особенности.

Так, при крайней необходимости:

  • вред наносится третьим лицам, обществу, государству.
  • присутствует наличие опасности (опасность существует в действительности);
  • степень наносимого вреда должна быть меньшей вреда, который предотвращается;
  • устранение возникшей угрозы возможно только посредством причинения вреда охраняемым законом правам и интересам личности, общества, государства, и никак иначе;

Например, водитель, нарушив правила дорожного движения, а именно, превысив дозволенную скорость движения, не справился с управлением своего транспортного средства, которое вследствие этого опрокинулось и нанесло вред здоровью стоявшим на обочине пешеходам, вместе с тем продолжило неконтролируемое движение навстречу автоцистерне. Так, водитель автоцистерны, не имея возможности безопасного маневра, предприняв своевременные меры по экстренному торможению, принимая во внимание опасность перевозимого груза, принял решение свернуть с пути надвигающейся на него машины, и тем самым, повлек разрушение государственного здания, задолго прекратившего свое функционирование. Вследствие деяния водителя автоцистерны нанесен значительный имущественный вред государству. Однако водитель автоцистерны осознанно и контролируемо столкнул свое транспортное средство со зданием так, чтобы не допустить повреждения емкости, наполненной веществом химической промышленности. Между тем выяснилось, что действия первого водителя привели к причинению тяжкого вреда здоровью одного из пешеходов.

Анализируя приведенную ситуацию, стоит отметить, что вред, нанесенный водителем автоцистерны, оказался меньшим, нежели возможные последствия разлива продукта химической промышленности. Кроме того, водитель–правонарушитель, который не столкнулся с автоцистерной, остался жив, и был подвергнут уголовному преследованию.

В соответствии с ч. 2 ст. 38 УК ДНР превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

Зачастую в момент опасности, которая обуславливает возникновение стресса, отсутствие необходимого промежутка времени для принятия единственно верного решения, случаи неверной оценки сложившейся ситуации весьма не редкость.

Существуют ситуации, когда лицо, нанося вред охраняемым законом правам и интересам для предотвращения возникновения ещё большей опасности, напротив, своими действиями порождает более серьезный вред или равнозначный тому, который предполагалось предотвратить.

Так, например, во время пожара лесных массивов возникла опасность распространения огня на находившиеся неподалеку жилые дома, посредством возможного охвата пламенем сельскохозяйственных построек. Так, гражданин трактором разрушил объекты, вместе с тем по соответствующему периметру техникой разрыл противопожарный ров, который позволил не допустить распространение огня на жилые дома. Однако впоследствии выяснилось, что сносить упомянутые сельскохозяйственные объекты не представлялось необходимым. Разрушенные объекты находились на существенном удалении от домов и создание препятствий для огня в виде рва, — являлось бы весьма достаточным. В свою очередь, фигурант происшествия объяснил, что опасался распространения огня через снесенные постройки по ветру на его дом, который он собственноручно построил и проживает в нем с семьей. Учитывая отсутствие умышленных действий со стороны тракториста, исходя из намерений обезопасить жилые дома, произошел случай необъективной оценки обстановки.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что случаи крайней необходимости всегда весьма неоднозначны и требуют тщательного исследования не только на предмет наличия соответствующих уголовно–правовых критериев, но и на содержание массы нюансов, определяющих правомерность действий каждого из участников событий происшествия.