лого

«Мы подвели итоги 2018 года. Уполномоченным по правам человека был написан доклад по итогам уходящего года. Все желающие могут ознакомиться с ним на нашем официальном сайте, он в скором времени будет выложен. Будет переведен на два языка – украинский и английский. Делаем мы это для того, чтобы не только наши граждане могли прочитать доклад, но и мировое сообщество и те граждане, которые проживают на территории Украины. Работы проделано много, в том числе и по вопросу обмена пленными. К сожалению, в этом у нас полный провал. Это больше зависело не от нашей делегации в Минске, которая целый год настаивала на подготовке к обмену, но достигнуть договоренностей так и не удалось. Почему вышло так? Если говорить на примере 2017 года, тогда было очень много прений, споров, но мы действительно готовились к большому обмену, который произошел 27 декабря 2017 года. Это была верификация, огромная работа со списками. В 2018 году мы не продвинулись ни на шаг. Первый запрос украинской стороне по подготовке второго этапа обмена мы направили еще 15 января прошлого года, ответа нет по сей день. Мы направляли сотни запросов и предложений, но украинская сторона категорически отказывалась работать над подготовкой второго этапа обмена. Украина пиарилась на вопросе о проведении второго этапа обмена пленными. Говорили в СМИ, что «мы требуем его проведения», но тогда у меня возникает вопрос, где обмен, если вы его требуете? Более того, официальные украинские представители просто перестали приезжать на заседания, назначались эксперты, абсолютно не владеющие вопросом. Они сами признавались, что не владеют ситуацией. У них такая директива и они ее озвучили. На примере 2017 года, если заседания гуманитарной подгруппы заканчивались самыми последними, потому что мы работали, то в 2018
году – самыми первыми. Украинскому представителю было достаточно двух минут, чтобы зачитать с бумаги директиву, которая была выдана официальным Киевом, и сказать, что это наша официальная позиция, больше мы ничего не уполномочены обсуждать», – рассказала Морозова.

Также Омбудсмен ДНР прокомментировала заявления украинской стороны о якобы блокировании представителями Республик предложений по обмену пленными, озвученных в конце декабря 2018 года. «Я их расцениваю как «замыливание глаз» людям, которые ожидают родственников, создание видимости работы. В Минских соглашениях четко прописаны 2 этапа: принятие закона об амнистии и обмен «всех на всех». Мы понимаем, что обмен по этой формуле невозможно провести до завершения конфликта, поэтому была выбрана промежуточная формула «всех установленных на всех установленных». Мы работаем, установили столько –то граждан, давайте их поменяем. Но украинская сторона категорически от этого отказалась. Более того, мы не получили ни одного подтверждения по вновь задержанным людям. Я могу порадоваться тому фейковому предложению, которое сделала Украина. Благодаря ему я смогла официально подтвердить еще 17 человек. Хочу сказать спасибо господину Фриша за то, что благодаря ему мы смогли подтвердить еще 6 человек. Но это не работа. Для того, чтобы провести полноценный обмен стороны должны работать. Мы в этом отношении полностью открыты, но украинская сторона отказывается с нами взаимодействовать», – подчеркнула она.

Дарья Морозова озвучила повестку дня предстоящего заседания гуманитарной подгруппы в Минске: «Следующий этап переговоров состоится 17 января. Свои официальные предложения мы направили, настаиваем на формуле «всех установленных на всех установленных». На данный момент нами официально установлены 104 человека, и мы настаиваем на их скорейшем возвращении».

Уполномоченный рассказала о ситуации с закрытием уголовных дел в отношении лиц, которые были обменяны 27 декабря 2017 года: «Я задала вопрос представителям Украины в Минске, как быть с теми людьми, которых мы обменяли, они процессуально не очищены. Со вторым этапом обмена у нас получится та же ситуация. На что мне ответили, что конкретно эту категорию граждан мы можем процессуально подготовить, т.е. найти способ, чтобы этих людей на некоторое время выпустить из-под стражи. Это нарушения Минских соглашений. Для того, чтобы ООН отразили это в своих отчетах проведена работа, которая заняла год. Мы просили тех людей, которые были освобождены 27 декабря 2017 года, чтобы они обратились в ООН и те провели мониторинг их ситуации с уголовным делом. Я признательна представителям ООН за отчеты, которые они готовят».