Пытки в застенках СБУ: свидетельства выживших. Часть 1

Задержание Комментарии и официальные заявления Новости Преступления украинских военных (видеосюжеты) СМИ

Самые страшные преступления экс-президента Украины Петра Порошенко — похищения, пытки и убийства инакомыслящих в застенках СБУ — пока никто даже не собирается расследовать. Но об этих кровавых тайнах сегодня заговорят свидетели, чудом оставшиеся в живых. Они никогда не были ополченцами — это мирные граждане Украины, которым пришлось стать заложниками режима.

Сотрудники СБУ хватали этих людей без суда и следствия, по одному только подозрению в сочувствии к ополченцам юго-востока. А часто и вовсе без подозрений. Ведь под пытками люди сами подписывали себе приговор.

Житель маленького городка Енакиево Константин Афонченко никогда не участвовал в боях и не был ополченцем. В застенки СБУ его привело стремление помочь больной дочери. Он вез ей деньги. Все произошло по стандартному сценарию: украинский блокпост, остановка, обыск, похищение. От расстрела Константина уберегло лишь желание тюремщиков поразвлечься.

Константин Афонченко: «Я увидел железобетонные плиты над головой, и из этих плит цепь опущена. Вот меня наручниками пристегнули к этой цепи и подставили чурбачок вниз. Посадили. Начали бить по бокам ногами. Я пытался закрыться локтями. Меня сразу начали бить по голове. Сколько это продолжалось — не помню. Потом пришли другие. Слышу, заводят мотопилу. И, вот, я сижу, один давит, а второй со смехом начинает этой пилой пытаться мне отпилить ноги».

Уполномоченный по правам человека Донецкой Народной Республике Дарья Морозова за годы гражданской войны насмотрелась всякого. Узники совести называют ее своим ангелом-хранителем. Она помнит всех, кому когда-то смогла помочь.

Дарья Морозова: «Я видела людей, у которых просто были переломаны все ребра, у которых не было ни одного зуба. Я видела женщин, которые были изнасилованы и запуганы до такой степени, что не могли потом говорить с отцами — они просто закрывались в себе. С ними до сих пор работают психологи и не могут их спасти от того, что они пережили. Очень много поломано судеб на самом деле».

Неблагонадежный Николай Вакарук не жег покрышки и не кричал: «Кто не скачет, тот москаль!». Потому почти сразу после Майдана за ним пришли. То ли сотрудники, то ли бандиты. Ни ордера, ни удостоверений. Руки в гору, лицом в пол! Во дворе уже ждал воронок. Тогда Николай подумал, что его ждет, скорее всего, поездка в один конец.

Николай Вакарук: «Приковали к трубе отопления наручниками левой рукой, спина полностью ничем не загороженная. Говорят: „Куда тебя бить-то можно? У тебя ж в голове пластина, нога сломана. Куда тебя бить, чтоб не убить“. Начали по спине ногами, руками, не наблюдал, чем били. В промежутках вопросы задавали».

Маргарита Шмакова в подвалах СБУ прошла все круги ада

Маргарита Шмакова: «Ночь продержали прикованную. Потом были допросы. Потом я узнала, что это подвалы. Метр на метр комната. Очень холодная. Я чуть не замерзла за 12 часов. Без воздуха. Еда скудная. Без вилки и без ложки. Без расчески. Без трусов элементарно. Без всего. Просто там находились. Нас не вызывали на суды. Никакого расследования».

Позже надзиратели стали добавлять к пыткам странные препараты. Видимо, для того, чтобы развязать языки заложникам.

Николай Вакарук: «Чай интересный занесли. Почему интересный, потому что после него начались то глюки, то видения. В темной камере розовые разводы поплыли. Начала, образно говоря, шиза посещать. Его всем давали, этот чай, даже когда допрашивали. Чтоб человек лучше кололся».

К тому времени, скрывать правду о тайных тюрьмах СБУ было уже невозможно. Когда эти истории дошли до Европы, главному защитнику европейских ценностей пану Порошенко намекнули: пахнет международным скандалом. Украинским властям надо было как-то заметать следы. Тогда, под давлением ООН, Киев неохотно отпустил 13 заложников. И мир узнал о существовании тайных тюрем СБУ, где практикуют методы Гуантанамо.

Источник: НТВ