*По вопросам лиц,попавших в плен или пропавших без вести в результате вооруженного конфликта, обращайтесь по телефону горячей линии: +38-071-404-69-29 или e-mail: ombudsman_dnr@mail.ru
лого

Сегодня в ходе пресс-конференции речь велась о неправомерности задержания мирного гражданского населения силовыми структурами Украины.

 

Тезисы выступления Уполномоченного по правам человека в ДНР Дарьи Морозовой на тему: «Правовое поле Украины: отсутствие юридических оснований для задержания сторонников ДНР».

— Конфликт на территории Донбасса длится уже более 4 лет. За все это время было проведено 29 обменов, в результате которых освобождено 790 человек.
— Данные о преступлениях против человечности со стороны Украины ежеквартально фиксируются в отчетах Управления Верховного Комиссара ООН по правам человека и других международных правозащитных организациях.
— Все материалы, свидетельствующие о нарушении украинской стороной международного гуманитарного права, уже давно собраны, и ожидают обнародования на судебных процессах в европейских судах.
— Как показывает практика, большинству ранее удерживаемых лиц были предъявлены обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ст. 258, 110, 111, 263  Уголовного Кодекса Украины.
Так, статья 110 Уголовного Кодекса Украины предусматривает наказание за посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины, наказываются лишением свободы на срок от трех до пяти лет с конфискацией имущества или без таковой.
Статья 111 предусматривает наказание за государственную измену, то есть деяние, умышленно совершенное гражданином Украины в ущерб суверенитету, территориальной целостности и неприкосновенности, обороноспособности, государственной, экономической или информационной безопасности Украины.
Большинство лиц, находившихся или находящихся в украинском плену, обвиняются в преступлениях, предусмотренных статьей 258 Уголовного Кодекса Украины. Так, часть 3 статьи 258 предусматривает наказание за создание террористической группы или террористической организации, и наказываются лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой. Часть 5 статьи 258 предусматривает наказание за финансирование терроризма. Финансирование терроризма, то есть действия, совершенные с целью финансового или материального обеспечения отдельного террориста или террористической группы (организации), организации, подготовки или совершения террористического акта, вовлечение в совершение террористического акта, публичных призывов к совершению террористического акта, содействие совершению террористического акта, создание террористической группы (организации), —  наказывается лишением свободы на срок от пяти до восьми лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет и с конфискацией имущества.
— На территории Украины отсутствуют нормативные правовые акты, судебные решения, в том числе международные, которые закрепляют за Донецкой и Луганской Народными Республиками статус террористических организаций.

 

Тезисы выступления Сергея Бабича, бывшего военнопленного:

— 24 марта 2015 года я ехал из Донецка в город Красноармейск в шахтоуправление «Покровское» для решения некоторых трудовых вопросов. И в городе Курахово я был похищен вооруженными сотрудниками СБУ.
— С меня выбивали те показания, которые я не знал, как озвучить, потом меня обвинили в участии в «террористической организации» Донецкая Народная Республика. В итоге мне было предъявлено обвинение — «участие в террористической организации ДНР».
— Следствие длилось полгода. Меня перевели из Мариуполя в Артемовск. Там до меня дошла информация в устной форме, что ДНР на Украине не признана террористической организацией. Меня заинтересовал это вопрос, и я начал подавать различные запросы, обращения в инстанции, на которые мне стали приходить ответы.
— Господин Пашинский, который является главой комитета ВР по вопросам нацбезопасности, ответил, что на сегодняшний день ни Законом Украины, ни каким-либо другим нормативным правовым актом не установлен порядок признания организаций террористическими. Также не установлен порядок проведения следствия и судов в отношении терроризма.
— В украинских новостях ЛНР и ДНР очень часто называют «бандформированиями». На основании этого я подавал запрос на предмет того, является ли Донецкая Народная Республика незаконной преступной группой. Во всех ответах содержалась информация о том, что такая формулировка никем не признана.
— В апелляционном суде, в который я обращался с этим вопросом, мне пояснили, что прокурор Донецкой области должен был обратиться в апелляционный суд с тем, чтобы ЛНР и ДНР признали «террористическими организациями». Но на мой запрос ответили, что прокурор не обращался с данным заявлением и никаких доказательств не предъявлял.
— В 2017 года господин Пашинский ответил мне, что у них нет никаких доказательств того, что на территории Украины действуют какие-либо террористические организации.
— Украинская власть незаконно применяет к таким людям как я обвинения в участии в террористической деятельности. У них отсутствует нормативная база, чтобы утверждать, что в Республиках процветает терроризм.
— В Мариуполе я находился в камере с лицами, которые обвинялись по общеуголовным статьям. Адвокат, которого мне предоставили, не был заинтересован в защите моих прав.
— Мобилизация людей в Украине проходила незаконно. Проводить АТО имеют право только специальные подразделения СБУ и милиции.

Print Friendly, PDF & Email
Яндекс.Метрика