лого
Горячая линия: 071-301-73-52 (по общим вопросам) ; 071-404-69-29 (по вопросу без вести пропавших и обмена пленными ) ombudsman_dnr@mail.ru

Представители Украины в гуманитарной подгруппе так и не смогли внятно ответить на важный вопрос об обмене пленными, а на обсуждении вопроса о пропавших без вести вообще не присутствовали. Создание видимости работы – вот то, что демонстрирует украинская сторона на переговорах в Минске. Никакой конкретики, безответственность и популизм.

На этой встрече в Минске мы поднимали важный вопрос о пересечении контрольно-пропускных пунктов на линии разграничения. Во-первых, мы настаиваем на том, чтобы пункты пропуска увеличили время своей работы, а не то как это происходит сейчас: до 19:30 и дальше никого не пускают. По этой причине и так страдают люди, которые вынуждены переносить все тяготы пересечения линии разграничения. Наши жители вынуждены ночевать на открытой местности, которая нередко обстреливается. В скором времени мы рассмотрим вопрос о круглосуточном пересечении этих пунктов. Во-вторых, мы настаиваем на том, чтобы вес ручной клади увеличился до 50 кг, так как 20 кг слишком мало. Ждем решения этих гуманитарных вопросов, однако украинская сторона постоянно ссылается на ухудшение безопасности на контрольно-пропускных пунктах, но не наша в том вина. Яркий примером служит обстрел украинскими силовиками пункта пропуска «Еленовка» со всеми вытекающими последствиями. Неоднократно из-за обстрелов прекращали свою работу контрольно-пропускные пункты в Зайцево и Марьинке.

Вторым важным вопросом, который обсуждался в рамках встречи, было освобождение наших ребят и поиск без вести пропавших. Очень жаль, что официальный Киев затягивает выполнение шестого пункта Минских соглашений, где речь идет о процессе освобождения заложников и обмена «всех на всех». Для каких целей в нашей подгруппе сидят циничные представительницы от украинской стороны, назначенные самим господином Порошенко? Работать почтальоном и устраивать пиар-акции можно и в другом месте. Зачем уводить переговоры в ненужное русло? Мы готовы произвести обмен и он состоится в течении суток, может, двух, только для этого нужно волевое решение украинской стороны. Повторюсь, официально озвучено 602 человека, плюс 8 саперов выполнявших гуманитарную миссию, в сумме 610 человек. Вариант предложенный украинской стороной: «голову на голову». В этом предложении по обмену от наших оппонентов кроются двойные стандарты выполнения своих обязательств — этих передадим, а остальных нет. Выборочный подход, он конечно удобный для представителей Украины, они готовы отдать восьмерых саперов. Возникает логичный вопрос, почему тогда нельзя освободить всех остальных сторонников нашей Республики? Мы постоянно слышим отговорки, что в отношении всех остальных наших ребят идут суды и открыты уголовные производства, именно поэтому предложения по обмену от украинской стороны нами не принимаются. Отмечу, что выборочный подход противоречит Минским договоренностям, он приведет к хаосу, и именно поэтому мы настаиваем на пошаговом выполнении 5 и 6 пункта Комплекса мер. Добавлю, что представителей со стороны Украины на обсуждении вопроса о пропавших без вести вообще не было. Из-за такой безответственности со стороны наших оппонентов работа стоит на месте, и я думаю украинскую сторону это вполне устраивает. Я напомню, что Комплекс мер подписан, и его нужно выполнять, а не создавать видимость работы.

Очень жаль наших мам, чьи сыновья сейчас находятся на той стороне в местах лишения свободы и неофициальных тюрьмах, что из-за такого безответственного подхода к выполнению своих обязательств со стороны Украины они до сих пор не могут воссоединиться. Сочувствую мамам и с украинской стороны, что им пускают пыль в глаза, пытаясь снять социальное напряжение, которое было вызвано безграмотной координацией по обмену пленными со стороны президента Украины. Хотя, повторюсь, что можно принять одно волевое решение, и в течение нескольких суток все пленные могли бы быть дома.

Исходя из вышесказанного хочу предложить украинской стороне новую и последнюю акцию, которая действительно станет настоящим Днем семьи — произвести наконец долгожданный обмен «всех на всех». Дать семьям обеих сторон конфликта на самом деле воссоединиться, не на один день, как этого хочет украинская сторона в середине августа, а навсегда. Именно эту цель я преследую, и буду бороться за каждого бойца до конца.