*По вопросам лиц,попавших в плен или пропавших без вести в результате вооруженного конфликта, обращайтесь по телефону горячей линии: +38-071-404-69-29 или e-mail: ombudsman_dnr@mail.ru
лого

В среду, 5 сентября, состоялась очередная встреча в Минском формате. Заседание началось с минуты молчания, посвященной памяти трагически погибшего Главы Донецкой Народной Республики Александра Владимировича Захарченко. Координатор гуманитарной подгруппы выразил соболезнования представителям ДНР в связи с событиями в Донецке. Тони Фриш с сожалением отметил, что с каждым новым днем войны на территории Донбасса страдает и гибнет все больше людей. Все присутствующие на заседании почтили память Главы ДНР минутой молчания.

После вынужденной задержки по причине опоздания официального представителя Киева в переговорном процессе работа гуманитарной подгруппы продолжилась обсуждением непредоставления письменных позиций украинской стороны по вопросам повестки дня, заявленных в течение всех этих месяцев. Все это время мы не можем продвинуться в переговорах по причине отсутствия четкой письменной позиции представителей Украины. Более того, после выступления женской половины украинской делегации в гуманитарной подгруппе, стало очевидно, что в вопросе проведения второго этапа обмена пленными мы отодвинулась на 10 шагов назад. Напомню, что 15.11.2017 г. была достигнута договоренность о проведении обмена. Однако официальные представители Украины попросили дополнительный срок для принятия решений в отношении обмениваемых лиц в правовом поле украинского законодательства. Мотивируя, что этот срок понадобится для их процессуального «очищения», то есть прекращения уголовных производств. Мы на это согласились. Я уже неоднократно заявляла, что украинская сторона поступила нечестно. Они не могут включить в список лиц, которые обвиняются в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, в отношении которых в украинском законодательном поле нет лазеек для их освобождения. Однако при первом этапе обмена люди, которые обвиняются в совершении преступлений данной категории, были включены в список. Даже в отношении этих лиц процессуальной очистки не было сделано. Что повлекло за собой дальнейшее уголовное преследование.

Более того, мы все помним то, что не все граждане приняли решение быть перемещенными на территорию ДНР. Связано это с тем, что люди понадеялись на честность украинских властей. И, поскольку, их семьи и имущество находятся на территории Украины, они приняли решение не переезжать на территорию Республики. С тех пор к нам начала поступать информация о том, что в отношении этих лиц продолжается уголовное преследование, людей сажают в тюрьмы. Соответственно, те граждане, которым удалось сообщить об этом в Аппарат Уполномоченного по правам человека в ДНР, были включены в список для второго этапа обмена повторно.

На предыдущем заседании украинская сторона указала на ряд таких фамилий, заверив, что люди находятся на свободе. Мы готовы были с этим согласиться и попросили предоставить подтверждающие документы, а именно справки об освобождении и решения суда. 5 сентября украинская сторона наконец-то предоставила данные документы в отношении некоторых освобожденных лиц. И указали на то, что оставшиеся люди из списка находятся в разном процессуальном положении, так в отношении некоторых производятся следственные действия в рамках досудебного следствия или проводятся судебные рассмотрения.

После чего, как и у меня, так и у Координатора подгруппы возникли два вопроса. Господина Фриша интересовало: «Как же эти люди могут быть «свободны», учитывая тот факт, что находясь дома, они ограничены в передвижении, вынуждены ходить отмечаться в органы внутренних дел, находятся под обязательством. Я также считаю, что если человек свободен, он свободен полностью». Мой вопрос заключался в следующем: после обмена 27.12.2017 прошло почти 9 месяцев, почему уголовное преследование в отношении обменянных лиц не прекратилось. Украинская сторона в момент проведения первого этапа обмена должна была прекратить все уголовные производства. Именно поэтому украинская сторона и отказывается предоставить нам официальную информацию о том, в каких процессуальных статусах находятся люди, освобожденные 27 декабря в результате обмена. Это подтверждает тот факт, что господин Порошенко нарушил гарантии, которые давал в момент договоренности 15 ноября 2017 года. Первый этап обмена пленными, по сути, не закрыт. Позиция по скорейшему проведению второго этапа обмена по формуле «всех установленных на всех установленных» у украинской стороны также отсутствует. Напомню, что ДНР давно готова провести обмен. Анализируя высказывания представительницы Украины, мы приходим к выводу, что украинская сторона не заинтересована на данный момент освобождать сторонников Республик, ни, тем более, забирать своих.

Украинская сторона в который раз отказалась подписать Декларацию об осуждении любых форм пыток, жестокого обращения, сексуального насилия и угроз применения насилия в отношении лиц, заключенных под стражу в связи с конфликтом в том нейтральном виде, в котором ее преподносит Координатор ОБСЕ. Даже неподписанием документа представители Украины стараются политизировать процесс переговоров.

В завершении заседания гуманитарной подгруппы был затронут вопрос поиска лиц, без вести пропавших. Представители Киева категорически отказалась от совместной работы в рамках проекта, который мы предложили, и на реализации которого настаиваем несколько лет. Это доказывает то, что Украина не хочет заниматься гуманной темой – поиском пропавших без вести.

Print Friendly, PDF & Email
Яндекс.Метрика