лого
Горячая линия: 071-301-73-52 (по общим вопросам) ; 071-404-69-29 (по вопросу без вести пропавших и обмена пленными ) ombudsman_dnr@mail.ru

Украина в умах людей давно зарекомендовала себя как государство-террорист. Тысячи погибших жителей Донбасса, десятки терактов и диверсий, убийства журналистов и пытки в тюрьмах для военнопленных и политзаключённых – всё это было и остаётся.

Недавно стала известна шокирующая информация о тайной тюрьме в аэропорту Мариуполя, где каратели «Азова» избивали, казнили и попросту торговали пленными за 2-3 тысячи долларов. Так называемая «библиотека» просуществовала как минимум до конца 2018 года, ни один наблюдатель из Европы её «не заметил». Впрочем, если бы и «заметил», что бы мог сделать? Украине, кажется, на этой войне позволено буквально всё, и виновным, если их вообще назовут, ничего за это не будет – уж больно серьёзной стала политическая игра.

Новостное агентство «Харьков» нашло людей, которые побывали в украинском плену, ощутили всю злобу нацистских батальонов и СБУ. Каждого из них пытали, угрожали расстрелом, избивали, морили голодом, ломали и простреливали конечности, запугивали убийством родственников. Каждому предъявляли ложные обвинения и вели абсолютно сфабрикованные дела, суды отказывались замечать весь абсурд и правду, как не замечали побои на телах заключённых. Но, к счастью, всё закончилось благополучно – они выдержали, вернулись в Донецк во время обменов пленными и продолжают жить, когда на Украине до сих пор открыты их уголовные дела.

Герои сюжетов, чьи истории будут опубликованы на нашем сайте в нескольких материалах, искренне постарались, ведь нелегко вновь растормошить прошлое и поделиться, пожалуй, наиболее тяжёлым периодом жизни. Страх неизвестности и опасение за свою судьбу делает тебя заложником в первую очередь самого себя, а постоянные пытки добивают всякую надежду. Но они справились. Эти истории о людях, повидавших ад и оставшихся жить.

ИСТОРИЯ 1

Петрук Елена Владимировна ранее проживала в Харькове, пока 29 апреля 2015 года её не похитили сотрудники СБУ и каратели «Правого сектора»*.

«Всё произошло быстро, — вспоминает Елена. – Я была в центре города, подъехал автомобиль, из всех дверей вышли мужчины в форме, меня ударили, надели мешок на голову, наручники и повезли в СБУ. По дороге меня били и сказали, что со мной будет беседовать лично Ярош (лидер «Правого сектора»* в 2013—2015 годах, — прим.ред.)».

Статья 258 УК Украины — содействия совершению террористического акта, создания террористической группы (организации). Именно этот пункт приписывают большинству заключённых, часто это дополняется подбрасыванием в вещи боевых предметов, оружия. 1 мая Елену привезли домой, провели обыск и в кухонном столе неожиданно нашли гранату, которую, как говорит сама пострадавшая, ранее из-под куртки достал сам сотрудник СБУ и подложил её в ящичек. Так у Елены появилось ещё одно, теперь основное обвинение – статья 263 УК Украины, незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами. Лишение свободы сроком от 2 до 5 лет.

Ее били — часто и много. Побои снимать отказывались, в суде их будто не замечали, а медики в колонии то и дело пытались соврать – утверждали, что «плохое состояние Елены из-за отсутствия одной из почек», которых на самом деле было две.

«У меня были переломаны пальцы на руках, переносица, разбиты губы. Ногу два раза прострелили в «тире», ещё железной битой пробили. Они таким образом хотели заставить меня подтвердить показания СБУ и подписать признание, — вспоминает Елена. — Так как поначалу не было выбора, я подписала их документ. Но позже по совету адвоката в суде письменно отказалась от этого в связи с тем, что эти показания были получены под моральным и физическим давлением».

Условия содержания в тюрьме типичны для большинства колоний: в 6:00 подъём – в 22:00 отбой, один час прогулки, в понедельник и четверг приём душа. В течение восьми месяцев Елена кушала только куриный бульон, а позже и вовсе из того, чем там кормили, могла только пить, потому что такую пищу есть невозможно. На вопрос, почему сотрудники СБУ избивали пленных, Елена говорит, что, возможно, так срывали свою злость:

«Однажды даже угрожали привезти мою дочку, изнасиловать и отдать в «Айдар». Они думали, что перед ними все будут плакать, извиняться, но нет. Нужно было терпеть и ждать, не слушая их уговоры. Им верить нельзя».

И вновь, как в фильмах, спустя почти три года заключения, в один день к Елене кардинально изменилось отношение у наблюдателей, они были чем-то встревожены. Или, как выяснилось позже, недовольны тем, что нужно теперь делать с «террористкой». Её и еще некоторых людей повезли в Славяногорск — готовился обмен.

«Я вообще не надеялась, что живой оттуда выйду», — признаётся Елена.

За ночь до планируемого обмена заключённые нарисовали большой флаг Новороссии и позже показали его сотрудникам СБУ, представителям Украины и лично Ирине Геращенко уже во время прохождения через границу.

«Я показала им средний палец и сказала: вы нас не сломали. Мы едем в ДНР», — на эмоциях подытоживает пострадавшая.

Полный рассказ Елены Петрук — в видеосюжете НА «Харьков»

 

*«Правый сектор» — экстремистская организация, деятельность которой запрещена на территории ЛДНР и РФ.

Источник: НА «Харьков»

 

#Donetsk_Peoples_Republic #ДНР #dpr #Донецк #Донбасс #военные_преступления #Дарья_Морозова #права_человека_ДНР #Омбудсмен_ДНР #Уполномоченный_ДНР #тайные_тюрьмы