лого
Горячая линия: 071-301-73-52 (по общим вопросам) ; 071-404-69-29 (по вопросу без вести пропавших и обмена пленными ) ombudsman_dnr@mail.ru
Удалось найти еще одного бывшего сотрудника СБУ из Мариуполя, свидетельства которого о тайной тюрьме раньше не публиковались. По его словам, «Азов» был нужен спецслужбе для «воздействия» на подозреваемых — после «библиотеки» задержанных приходилось долго лечить, и они сами просили скорее отправить их в СИЗО, лишь бы не обратно в аэропорт. Бывшие «книги» рассказали РИА Новости о пытках в аэропорту — ополченцев били током и кидали в ямы с трупами. Среди тех, кто допрашивал и пытал, названы украинские политики Ляшко и Мосийчук.
 
ЭКС-СОТРУДНИК СБУ: «АЗОВ» ПРИВЛЕКАЛИ «РАБОТАТЬ» С ЗАКЛЮЧЕННЫМИ
С бывшим сотрудником СБУ (опасаясь мести, он попросил не называть его звание, имя и даже запретил записывать его на диктофон) мы встретились в Москве. В Мариуполе он служил более двух лет, уволился в начале 2017-го. Уехал в Одессу, затем — в Россию. «Имел отношение к оперативному процессу, — экс-сотрудник СБУ не особо вдается в подробности своей карьеры. — Слово «библиотека» на улице Георгиевской, 77 (городской отдел СБУ. — Прим. ред.), и на улице Архитектора Нильсена, 33 (УСБУ в Донецкой области. — Прим. ред.), употребляли, когда хотели сказать, что человек задержан. «Библиотека» — это не одно конкретное место. Так называли и аэропорт, и базу «Азова» на Левом берегу — это Орджоникидзевский район Мариуполя, в здании школы. Был еще частный дом на выезде из Мариуполя в Володарский (Никольский) район, где тоже стоял «Азов». Откуда именно доставляли задержанных, мне неизвестно. Говорили: «Из библиотеки».

По его данным, тюрьму в аэропорту организовали сразу, как «Азов» захватил Мариуполь. Еще тут был штаб сектора «М», там же располагалось командование «приданных сил», то есть добровольческих батальонов, прикомандированных к военным и СБУ.
 
«Азов» только привлекали для выполнения «нужных» задач, например — работать с задержанными… Через тюрьму проходили все, кого подозревали в связях с ДНР в Мариуполе, Першотравневом, Володарском, Новоазовском районах. По моим подсчетам, было не менее 120 фигурантов», — продолжает экс-сотрудник СБУ.
По его свидетельству, «после посещения «библиотеки» и до помещения в СИЗО задержанных по несколько дней лечили в больнице скорой помощи и других больницах Мариуполя». На допросы в СБУ задержанные поступали, когда им возвращали человеческий облик. «Они сами просили скорее отправить их в следственный изолятор, а не возвращать в аэропорт», — уточняет собеседник РИА Новости. О дальнейшей их судьбе ему известно мало.
 
ДОПРАШИВАЛИ ЛИЧНО ЛЯШКО И МОСИЙЧУК
Тридцатитрехлетний житель Мариуполя Кирилл Филичкин попал в аэропорт одним из первых — 7 мая 2014 года, когда батальон «Азов» и силы АТО с боями занимали город.
 
Фото: Кирилл Филичкин
 
Его лично допрашивали скандально известные украинские политики Олег Ляшко и Игорь Мосийчук (ныне депутат Верховной рады, а на тот момент — один из создателей батальона «Азов» и заместитель его командира). Видео допросов попало на YouTube и осенью 2014-го послужило одним из доказательств вины Филичкина, когда его судили за причастность к захвату пятерых украинских солдат, которых Филичкин призывал вступить в ополчение ДНР. Свидетели опознали его на роликах с Ляшко и Мосийчуком, и это даже отражено в одном из приговоров.

Да вот только маленькая нестыковка — ролики сняты еще 7 мая, а официально Филичкина задержали только 17 августа 2014 года. Все эти месяцы он провел в различных тайных тюрьмах.

В мариупольском аэропорту, впрочем, Кирилл пробыл всего несколько часов. Его доставили сюда сразу после задержания.

«Когда я пришел в себя, понял, что это мариупольский аэропорт. Передо мной был Олег Ляшко… Игорь Мосийчук — он командовал этими людьми в черной форме», — рассказал Филичкин РИА Новости.

 

Ляшко и Мосийчук вместе с пленным «сепаратистом» больше позировали на камеру — страсть Ляшко к пиару давно стала объектом шуток украинских юмористов, причем скандального политика тогда изображал будущий президент Владимир Зеленский.

 

МУЧИТЕЛИ ГОВОРИЛИ: «НАМ ПРОСТО СКУЧНО»

После съемок ролика Филичкина передали рядовым бойцам «Правого сектора»*. Тайной тюрьмы — «библиотеки» в аэропорту на тот момент, судя по всему, еще не было. Филичкин подвергся жестоким пыткам и избиениям.

«Клали пальцы на приклад и били другим (прикладом. — Прим. ред.). Штык-ножом перерезали сухожилие на руке, «чтобы я не нажимал на курок». Палец до сих пор не гнется. Лично Мосийчук втыкал штык-нож в ногу», — вспоминает молодой человек и показывает шрамы на руках.

Видео: Кирилл Филичкин рассказал, кто участвовал в пытках

Избиения продолжились и позже, когда Филичкина повезли в Киев, — прямо по дороге. «Чтобы я не спал, прикладами били в шею. Штык-ножом кололи. Я их спрашивал — зачем вы делаете это? Они отвечали: «А нам просто скучно».

Кем же оказались мучители дээнэровца?

 

«Там были малолетки по 19 лет, ультрасы, футбольные хулиганы. Им подраться, поизбивать людей — это по приколу. В пытках участвовали девушки, числившиеся медиками», — объясняет Филичкин РИА Новости.

В рядах «Азова» и «Правого сектора»* были и недавно амнистированные уголовники: новой киевской власти надо было срочно пополнять ряды «добровольческих батальонов», а вчерашним зэкам, видимо, было все равно, чью сторону занять — лишь бы грабить и пытать.

 
«Они хвастались, что еще месяц (назад. — Прим. ред.) сидели, а потом им сказали — что вы делали, делайте то же самое, но в Донбассе: «Даже убьем вас, нам ничего за это не будет». Многие показывали удостоверения сотрудников МВД… Хвастались, мол, «у меня уже две машины есть», — описывает Филичкин общение со своими мучителями.

 

В Киев его привезли в таком состоянии, что ИВС не принимал заключенного из опасения, что он умрет в камере и ответственность ляжет на сотрудников изолятора. «У меня были сломаны ребра, пробита нога», — уточняет Филичкин.

 

«В МАРИУПОЛЕ ПРОПАДАЛИ ШЕСТЬ-ВОСЕМЬ ЧЕЛОВЕК В ДЕНЬ»

Но он еще легко отделался: Кириллу известно, что в мариупольском аэропорту был могильник для тех, кто скончался в «библиотеке», не выдержав пыток, или был застрелен тюремщиками.

«Выкапывали яму, туда кидали трупы. Когда яма наполнялась, ее заливали бетоном и засыпали», — Филичкин пересказывает свидетельства своих друзей-очевидцев, в том числе тех, кого заставляли выносить тела погибших.

В частности, очевидцы утверждают, что такой могильник есть прямо у взлетной полосы. А вот сколько там захоронено жертв, сказать сложно.

«В 2014-м, в самый разгар, в день пропадало в Мариуполе от шести до восьми человек. Некоторые возвращались. Об остальных никто ничего не знает. Люди (в плену. — Прим. ред.) доставали супинаторы, перерезали вены, потому что многие не выдерживали морально», — добавляет Филичкин.

В Мариуполе «азовцы» останавливали автобусы с рабочими и вытаскивали первых попавшихся подозрительных лиц.

 

Когда-нибудь международные организации найдут эти могильники, восстановят имена погибших и накажут причастных к военным преступлениям, уверен Филичкин.

Что касается его самого, в заключении он провел в общей сложности 3,5 года. Восьмого июня 2015-го его приговорили к 12 годам лишения свободы, а 27 декабря 2017-го выпустили по обмену.

 

Фото: Справка об освобождении, выданная Филичкину перед обменом военнопленными

После освобождения донецкие врачи зафиксировали его шрамы и следы пыток. «На теле Филичкина обнаружены множественные рубцы в области головы, рук, правого бедра, которые являются следствием заживления ушибленных ран, образовавшихся от воздействия тупых предметов. Также обнаружены рубцы, которые являются следствием заживления ран, образовавшихся от воздействия колюще-режущих предметов», — говорится в медицинском заключении.

 

«УПАЛ НА МЯГКОЕ, ПОТРОГАЛ — ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ТЕЛА»

РИА Новости нашло еще одного заключенного мариупольской «библиотеки», который своими глазами видел могилы на территории аэропорта. И даже лежал в них сам — у тюремщиков была популярна такая то ли забава, то ли психологическая пытка.

Это Михаил Шубин, 1965 года рождения, также бывший житель Мариуполя. Когда-то он служил в советских ВДВ и даже воевал в Афганистане.

Фото: Михаил Шубин

В 2001-м переехал из России в Мариуполь — на родину жены, получил украинское гражданство. Судя по всему, боевики «Азова» подозревали его в связях с силовыми структурами России или даже в шпионаже. Именно поэтому Шубин подвергся в аэропорту самым жестоким пыткам, которые продолжались две недели. «Азовцы» требовали информацию о «кураторах, связных и заданиях», но рассказать Шубину было особо нечего, кроме как о покупке на мариупольском рынке пистолетов и патронов — он действительно симпатизировал ДНР.

А ведь еще в начале лета 2014 года Шубина вызывали в военкомат Мариуполя и предлагали самому пойти в «Азов» инструктором — в батальон брали необученных добровольцев, которые нуждались в опыте таких, как Шубин. В силу своего советского бэкграунда и российского происхождения Шубин, конечно, не считал, что ему по пути с «азовцами». От сотрудничества отказался и, возможно, уже тогда вызвал подозрения СБУ и «правосеков»*.

В руки «Азова» он попал в августе 2014 года, но официально его арест оформили только через три недели — 9 сентября.

 

«Я знаю там пять захоронений — под взлетной полосой легкомоторных самолетов. В одной яме я сутки провел с трупами. Это из серии пыток, психологического воздействия», — сообщил РИА Новости Шубин.

Видео: Михаил Шубин рассказал, как сидел в яме с мертвыми

Яму с телами он описывает так.

«Она в общем-то небольшая, три на три, четыре на четыре (метра. — Прим. ред.). Я шел (под конвоем. — Прим. ред.), у меня мешок был на голове. Ушла земля из-под ног, я упал. Упал на что-то такое непонятное, мягкое, чавкающее. Руками потрогал — человеческие конечности, тела. Женщины, мужчины лежат. У кого живот вспорот, горло перерезано, шея сломана — всякие увечья были. Человек шесть-семь», — вспоминает Шубин.

 

«БОЛЬНО? ЭТО НЕ ТО СЛОВО»

Это не единственная пытка, которой он подвергся. На «допросы» его выводили постоянно — мучителям не столько была нужна информация от него, сколько им доставляло удовольствие издеваться над «сепаратистом». Часто избиения начинались перед допросом, чтобы сделать задержанного более разговорчивым — следователь СБУ Романенко, который вел его дело, наблюдал за пытками.

Видео: Михаил Шубин рассказал, каким страшным пыткам подвергался

«Меня избивали, потом слышу голос Романенко: «Хватит, заводите», — говорит Шубин.

Самыми страшными были пытки электричеством.

«Заводят в кабинет, заставляют раздеваться. Потом сбивают с ног, а на полу уже разлито ведро воды. Прищепкой сварочного аппарата за член, а вторым концом в пятку тыкали. Ощущения довольно неприятные, можно сказать — убийственные. В дугу выворачивало. Реально в дугу», — приводит подробности Шубин.

Более легкий вариант — пытки электрошокером.

«Один раз дошло до того, что батарейка села на этом шокере. Тыкал, тыкал, потом бросил», — добавляет он.

Видео: Ольга Селецкая узнала надзирателей и узников аэропорта

«Они друг друга называли Мясник и Доктор. Просто животные. Хотя вы знаете, я там встречал и россиян — именно в аэропорту. Целенаправленно приезжали», — говорит Шубин.

Хорошо он помнит и холодильные камеры, ставшие печально знаменитыми после брифинга экс-подполковника СБУ Прозорова.

 

«В двух холодильниках люди содержались, в одном — продукты. Вот у нас в холодильнике было шестеро. Женщин держали где-то отдельно».

Коридор тюрьмы на территории аэропорта в Мариуполе

Коридор тюрьмы на территории аэропорта в Мариуполе

Под конец интервью Шубин делает неожиданное признание: «А вот кормили нас хорошо. Что сами ели, то и нам давали. Картошка с тушенкой, с мясом, три раза в день».

Через две недели, когда СБУ и «Азов» выбили наконец из Шубина всю информацию, которую могли, его отправили в мариупольское СИЗО.

«Полдня нас возили, потому что тюрьма отказывалась нас принимать — «дуба врежут, а мы потом будем отвечать за них». Мы все синие были. Черные, избитые. Привезли в больницу скорой помощи в Мариуполе на Новоселовке. Разговоры были — сколько можно возиться, давай вывезем в посадку и закопаем», — вспоминает он.

 
 
 

Шубин считает эти угрозы реальными: «Прецеденты были. Ребята потом находили трупы в посадке, конечности».

Но ему повезло — все-таки определили в КПЗ. «Там я выспался впервые за долгое время», — смеется он.

 

В конце 2014-го его отдали в ДНР по очередному обмену пленными. Три месяца лечился в госпиталях Донецка.