лого

За три года заседаний нашей гуманитарной группы я не могу сказать, что мы особо продвинулись в каких то вопросах вперёд, но тем не менее обмены удерживаемых лиц продолжаются. В прошедшем году нам удалось сдвинуть с места эту мёртвую точку, и 27 декабря прошёл долгожданный обмен.
Со своей стороны могу сказать, что в моих планах закончить долгожданный обмен «всех установленных на всех установленных». Как на это будет реагировать украинская сторона, я не знаю, то есть, те предложения, которые они на данный момент нам присылают, для нас они не приемлемы, так как это порядковый обмен, а не обмен «всех на всех».
В настоящее время остаются те люди, о которых мы знаем, что они находятся на украинской территории, но украинская сторона их до сих пор не подтверждает. В этом плане мы тоже работаем, и если сравнивать с 2015-2016 годами, то в этом вопросе мы тоже хорошо продвинулись вперёд, я очень благодарна международным организациям, которые нам помогают, бывает такое, что тех людей которых мы запрашиваем, посещают ООН по правам человека или МККК и подтверждают наличие данного лица в тюрьме, но украинская сторона открещивается и говорит что нет, нет такого человека у них, и часто мы ссылаемся именно на информацию международных организаций.
Однозначно, я считаю, что нужно прекратить издеваться над людьми и их родственниками, как с одной стороны, так и с другой стороны, произвести обмен наконец-то полностью «всех на всех» и начать работу заново по остальным вопросам, таким как, пропавшие без вести, экологическая ситуация и так далее. Однако, в данных вопросах мы особо не продвигаемся, их блокирует полностью украинская сторона.

Вот, например, в вопросах, пропавших без вести, мы бы давно уже могли начать работать и не мучить тех людей, которые живут в непонимании и догадках, что с их родными и где они находятся, мы бы уже давно поставили жирную точку в данном вопросе.

На данный момент по отчётам ООН на территории Украины сейчас 900 неопознанных захоронений и я более чем уверенна, что часть тех людей, которые пропали без вести мы бы уже давным-давно нашли именно там. Но, ещё раз повторюсь, что украинская сторона полностью блокирует данный вопрос, и мы не можем в этом процессе продвинуться дальше. Украинская сторона настаивает, чтобы в рабочую группу должны быть привлечены ещё третьи специалисты. Мы считаем, что это нецелесообразно, потому что стороны конфликта Украина и Донецкая Народная Республика, то есть разбираться в данном вопросе мы должны сами. Тем более, что и у нас, и у украинской стороны всё давно готово, просто им нужно одно политическое решение, чтобы обменятся базами ДНК. Я надеюсь, что данный вопрос всё же сдвинется с мёртвой точки, и мы начнём работать в этом направлении.

Поэтому сказать, что мы сделали какой-то глобальный прорыв, я не могу, но и сказать, что мы стоим на месте, тоже нельзя.
В результате проведенных обменов, украинской стороне передано 670 человек, Донецкой Народной Республике — 790 человек.
Минские соглашения можно считать единственным политическим способом приостановки активной фазы боевых действий. Но трудно считать эффективным способом прекращения кровопролития для мирных жителей Донбасса.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Print Friendly, PDF & Email

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: